Главная  |  Новости  |  Газета «Регион»  |  Троицкий Вестник  |  Архив газет  |  Реклама  |  Контакты  |  Объявления  |  Правила

Власть      Экономика      ЧП      Спорт      Культура      Здоровье      Образование       Социум      История      Рассказы троицких писателей      Видео

Наш Регион Троицк » Рассказы » Творчество Анатолия Столярова » Сорок овец и коза на железной цепи

Сорок овец и коза на железной цепи

Сорок овец и коза на железной цепиНа широких улицах звучала разухабистая музыка. Был сельский праздник.
 
Ну и что, а дремучий большой дед в ковбойской рубахе и бейсболке невозмутимо и нескоро ехал на своем трехколесном велосипеде…
 
Впереди него брело к околице и пощипывало призаборную зелень стадо овец, его упорно подгоняла и собирала в кучу желто-серая коза с рогами-ятаганами.

— Это чего она? — спросил я деда.
— Мотькой ее зовут, она у меня заместо собаки стадо сторожит и в кучу собирает. А если надо, то и разгонит к чертям. Она у меня нравная и страсть как умная! Но нравная, собака… куды захочет, туда и бежит, куды захочет, туда и влезет. Не удержишь! Потому я ее для вразумления во дворе на железной цепи держу. Иначе жуть че будет…

— Странный у вас велосипед, трехколесный…
— Китайский он, но надежный. Я его немного перекроил: вместо четырех его скоростей одну ему примастрячил — заднюю, а потом и два багажника приделал, смотри, как хорошо получается…

Он сделал круг на крохотном пятачке, потом развернулся и повторил круг задом наперед.
— А грузоподъемность? Я на нем по пять больших ведер песка возил, да плюс я — 90 килограмм. Ну? Посчитай, сколь всего выходит?
Прикинул — более полутора центнеров на велосипеде-трехколеснике!

Познакомились. Зовут деда Алексей Семенович Макеев, ему 78‑й год. Жена умерла, дети живут самостоятельно, а он… Как можно жить без работы? Вот потому он и пасет своих сорок овец и «нравную» козу Мотьку… Впрочем, неизвестно, кто кого пасет. Пока мы с ним калякали, овцы разбрелись по улице, а Мотька, встав на задние копытца, объедала ветви кустарника, что выпростались из соседнего палисадника.

— Мотька, работать! — строго пророкотал Семеныч.
Коза неохотно оторвалась от своей трапезы, но с усердием принялась собирать овец в стадо, а если кто и супротивился, в ход шли ее рога-ятаганы.

Мы медленно продвигались по деревне: стадо впереди, Семеныч чуть крутил педали, я шел рядом. Налетала теплая дождевая морось, но ее то и дело пробивали солнечные лучи, и тогда мокрая пыль ворочалась над селом золотым туманом. Встречные детишки издалека здоровались с нами, Семеныч отвечал им теплым рокотом:
— Здравствуй, мой золотой! Здравствуй, моя золотиночка!

У его двора стоят: небольшой трактор, тракторные грабли, сенокосилка — все в рабочем состоянии, это он собрал своими руками из бросового хлама.
Во дворе кур видимо-невидимо!

— Сколько голов? — спрашиваю.
— А черт его знает, может, пятьдесят, а может, и все семьдесят…
— Чего так?
— Так я их по осени считаю.
— Корова есть?

— На что мне одному корова? Есть свинья, а вот раньше, когда семьей жил, у меня буренок до восемнадцати голов доходило.
Разглядываю крепкую баню, рубленную в «лапу с присеком», древний автомобиль «ГАЗ-69»…
— Заводится сполоборота! — фанфаронски заявил хозяин. — Хочешь спробовать?

Я «спробовал» — четверть часа пытался завести мотор «кривым стартером», потом еще дед крутил до пота…
— Странно, — изрек Семеныч, почесывая голову сквозь бейсболку, — с чего бы это он, зараза?
Подняли капот, и причина сразу нашлась, оказалось, что нет аккумулятора!
— Вот язвить-та! Так он же у меня на зарядке…

Присели на порожке, тяпнули за праздник деревни. Семеныч призадумался и начал рассказ:
— Я, понимаешь, с семи лет начал работать — в колхозной бригаде пристроился, только война кончилась. Сижу на полевом стане в тенечке и ручку крупорушки кручу, зерно дроблю для кухни. Придет повариха, спрашивает: «Ну, накрутил, сынок, муки?». Я головой кивну, мол, накрутил. Она опять спрашивает, смеется: «А че у тебя мордуленция в муке?». А как ей не быть в муке, ведь я ее тихонько ем, пробую, голодный вечно… Повариха по голове погладит: «Спасибо, сынок-работничек!» и еще мне муки отсыплет, а то и молока принесет… Так вот и жили в то голодное время.
Когда подрос до полутора метров, коновозом стал, на коне веревкой в зарод сено затаскивал… Потом — шофер, тракторист, комбайнер, бульдозерист, экскаваторщик, пока в 1984 году позвоночник не сломал…
Он замолчал, тяжелой рукой тихо погладил цыпленка-подлетыша, вспорхнувшего ему на колено, и продолжил:
— Сам видишь, силы мне было не занимать. Отремонтировал двигатель экскаватора, поднял его электроталью, а тут свет отключили… Мне бы, дураку, цех закрыть да домой идти, ан нет, работу надо закончить, вот только немного приподнять двигатель, чтобы на место сел… Приподнял, в спине хрустнуло, но двигатель на месте. Утром на работу вышел, ничего не болит. Потом почти полгода по больницам в простынях висел, на ноги поставили со второй группой инвалидности, но вскоре на третью перевели…

Стал работать в колхозе. До выхода на пенсию три дорогих корсета износил, на четвертый денег не хватило, и я его сам сшил из сурмети (бычья шкура — А. С.).
Мы еще тяпнули за деревенский праздник. Помолчали. Он согнал с колена цыпленка-подлетыша, встряхнулся:
— Знаешь, Анатолий, я страсть как люблю читать! Пойдем в дом, свою библиотеку покажу.
В доме тихо и сумрачно. Отдернули шторы и тотчас в свете закатного солнца на полках золотом вспыхнули корешки книг. Дюма — полное собрание, Бальзак, Фадеев, Скотт, Толстой, Лажечников, а поверх… отдельная книга заграничного писателя Блока Лоуренса — «Восемь миллионов способов умереть» (!).
— Зачем тебе этот крутой боевик, ведь ее в переводе на русский, — вспомнил я упоминание в интернете, — прочитали всего пять человек?
— Просто так, для сравнения с нашими прославленными…
— Сравнил?
— А там нечего сравнивать!
— Так выброси ее.
— А с чем тогда сравнивать!? Когда просят, к примеру, у меня Толстого, я даю Толстого и этого английского черта в придачу — для сравнения…
— Ну, и…
— Открой книгу, там отзывы на душегуба.

Открыл. Всего два отзыва: «Да пошел он…» и «Ну и подсунул ты мне, Семеныч, га…о!»
Разогнав кур, мы прощались за воротами. Семеныч обнял меня, клещами пожал мне руку и сказал:
— Не суди, Анатолий, человека с наскоку. Каждый человек красив и нехорош по‑своему…

Анатолий Столяров,
Член союза писателей России

0
Поделиться новостью с друзьями:



Метки:

Добавление комментария

Уважаемые посетители!

На нашем сайте вы можете не только читать новости, но и публиковать свои. Приглашаем школы, учреждения культуры и простых посетителей размещать свои материалы.
Как разместить свою статью на сайте можете узнать здесь

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Вопрос:
Название улицы между улицами "Гагарина" и "Ленина"
Ответ:*
Введите код: *


Сообщение для редакции


Ваше имя:
e-mail:
Текст сообщения:

Отправить


Оформить заявку на рекламу можно здесь


Архив новостей

 

В виде календаря

«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

В виде списка

Июнь 2024 (37)
Май 2024 (90)
Апрель 2024 (95)
Март 2024 (106)
Февраль 2024 (96)
Январь 2024 (73)
 
Подробнее...


Троицкая афиша

 

Кто сейчас онлайн?

Всего на сайте: 14
Пользователей: 1
Гостей: 13
amichael

Мы "Вконтакте"

 

Мы в OK.RU